Легенды о Жизни и Любви

Васильева Ольга. Повесть о Друге. Глава 2

by on Mar.07, 2011, under Повесть о Друге

kartina-new.jpg

ГЛАВА 2

Подошло время Нового года. Он уезжал на каникулы к себе в поселок, в веселой предотъездной кутерьме бегания по магазинам за подарками для родни, торопливых сборов несколько дней не встречал он Веру. Но вот, в день отъезда, 29-го, увидел вдруг ее, заплаканную, у телефона на вахте общежития.
Рванулся к ней – что случилось?
«Родители послали деньги поздно, мне уже не уехать домой, придется Новый год встречать одной в комнате в общежитии», – отозвалась она.
Андрей помолчал несколько мгновений: « Я найду деньги, хочешь? Потом отдашь, не думай!»
– Нет, что ты! – с испугом отшатнулась Вера. – Нет и не возьму я твоих денег, ни за что! Ничего, встречу здесь Новый год, одна.
И тут Андрею пришла в голову замечательная мысль: « Послушай, а поехали с нами?! Я и ребята из нашего поселка летим сегодня домой. Ты же никогда на Севере не была, настоящего мороза не знаешь, и леса не видела, как у нас. Поехали, знаешь, как здорово! А остановишься у нас, родители и сестренка с братом знаешь, как рады будут! Они у меня хорошие!»
– Нет, что ты! Как можно, незнакомые люди, что подумают… Нет, я не поеду, ни за что!
Андрей долго ее уговаривал, и Вера согласилась.
Как здорово было лететь вместе, в одном самолете, уговорив Верину соседку поменяться с ним местами! Вдвоем выглядывали они в иллюминатор, рассматривали облака и заснеженные равнины и леса внизы, когда тучи расходились. И ослепительное солнце сверкало, отражаясь от белой равнины. Жевали аэрофлотовские конфетки и пили лимонад. И смеялись, болтали обо всем на свете.
Никогда Андрей прежде не был так счастлив!

Когда они добрались до поселка, уже стемнело. Автобус остановился у заснеженного дома, обнесенного деревянным заборчиком.
«Ну, вот мы и дома», – бодро сказал Андрей. Бодро оттого, что все последние километры чувство уверенности, что его родители обрадуются, увидев, что он привез в дом незнакомую девушку, как-то растаяло. Сникла и Вера, с тревогой и страхом поглядывая на освещенные окна.
Они вошли на крыльцо, толкнули обитую дверь – клубы пара потянулись вслед за ними, словно мороз тоже захотел зайти погреться в тепле.

Навстречу выбежала женщина, невысокая, чуть полноватая, в переднике, обняла Андрея: «Сынок, а мы ждали, я пирогов напекла, с черемухой!» И смолкла, увидев Веру, стоявщую робко у двери. « А это кто, сынок?» – с тревогой спросила она.
– А это, мама, познакомься, Вера. Она у нас в училище тоже учится, но ей домой не попасть, ей далеко, на юг, и я ее к нам привез, не встречать же Новый год в пустом общежитии одной, правда?
– Правда…- растерянно произнесла мать. Оглянувшись на открытую дверь в горницу, сказала: « Проходите, гостьей будете…»
В дверях показался высокий крепкий мужчина, еще не старый, только седина густо проредила волосы. «А, сын явился, ну давай, покажись, каким ты там городским стал…» И тоже замолчал, глядя на Веру.
– А это кто, не невестка ли? Кого привез, сын, говори?!
Андрей, смешавшись, снова стал сбивчиво и торопливо объяснять про деньги, Новый год и общежитие. Отец молча слушал. Молчала и мать, с тревогой глядя на сына и мужа. Обстановку разрядили парнишка и девочка, лет 15-16, вбежавшие в переднюю и тоже затормошившие Андрея. « Ой, хорошо, – говорила девочка Вере, – Молодец, что приехала, ляжешь в моей комнате, а завтра пойдем к нам школу, я тебе все покажу, у нас такой будет вечер праздничный! Мы все сами украсили! Ну, пойдем же!»

Отец молча кивнул, и девочки исчезли в одной из дверей.
– Ну, рассказывай теперь, как есть, кто это? Зачем привез? Поселок маленький, завтра все будут болтать, что Андрюха девку из города привез, ты хоть соображаешь?!
-Отец, ну я думал..Я же хотел, как лучше… – смешавшись, бормотал Андрей.
А потом решительно выпрямился и сказал, глядя в глаза матери с отцом: «Я ее люблю. Может, и женюсь…потом, после армии.» Мать ахнула: « Да как ты сейчас-то ее сюда привез! Погоди, а может у вас уже чего…?»
– Андрей покраснел: «Ничего такого..Она и не знает вовсе… Ну, что я сказал…»
Отец пробурчал: « Ну, да… Не знает, а к парню поехать не постеснялась? Ладно… Она сейчас с Ленкой в комнате поместится, но чтоб тут ни-ни! Потом разберемся.»

За ужином, сидя под любопытными взглядами всей семьи, Вера сжималась в комочек, кусок не шел в горло, и она уже с тоской думала, как бы здорово она сидела сейчас в своей комнате в Ленинграде, может, сходила б ночью на Дворцовую площадь, там гулянье на Новый год всю ночь. Как отличались это суровые и неприветливые люди от их семьи и соседей в Узбекистане! Где принимали любого приезжего и прохожего, и радовались любому – искренне, громогласно.
А тут… Молчат, смотрят…Хмуро, угрюмо.
Не радовали ни миска дымящихся пельменей на столе, ни пирожки, соленые грибы и брусника – она всего этого и не видела никогда. Другая жизнь – хмурая, суровая…
Не как у нее дома – много солнца, много улыбок, фруктов, цветов, веселых разговорчивых людей.
Только глаза Андрея через стол улыбались ей ободряюще. И он казался ей единственным и родным здесь, среди этого хмурого леса.

Все легли спать рано – видно, так было заведено. Вера долго не могла уснуть, ворочалась с боку на бок. Сияние белого снега за окном освещало комнату, в этом призрачном свете все было странным и зыбким, нереальным, как во сне.

Утром она умылась в холодных сенях у рукомойника, в котором плавали льдинки, и почувствовала себя веселее: за окном все еще были сумерки, но чувствовалось, что это уже не ночь, а утро – потихоньку светлело, и даже вроде солнце можно было разглядеть из-за туч. Какое-то низкое, как в дымке, но солнце.
Она вышла на крыльцо и ахнула: то, что вчера в суете приезда и волнении оне не разглядела, сейчас предстало ей во всей своей красе: огромные ели прямо за домами, усыпанные снегом, покрытые инеем провода и каждая сухая веточка. Как в сказке про Снегурочку. И сугробы – большие, по обочинам дороги почти в рост человека.

Неделя пролетела быстро. Они бегали с Андреем и его сестрой по лесу на лыжах – Вера прежде никогда не ходила на лыжах и падала, а Андрей поднимал ее и отряхивал и так заразительно смеялся, что и она, Вера, начинала чувствовать себя счастливой.
Она немного привыкла к молчаливому отцу Андрея, к заботливой матери его, расспрашивающей неназойливо о семье Веры, о ее сестрах и братьях. Училась стряпать вместе с ней пирожки с калиной, рассказывала про Ташкент и маленький городок, где она выросла. Впервые она надела валенки – настоящие, толсто свалянные, с высокими голенищами. В них, как ни странно, было очень удобно ходить, удивлялась Вера.
Соседки, конечно, как и предсказывал отец, любопытствовали, забегали по многу раз в дом, расспрашивали и Веру, и Андрея, и мать его, что за девушка, да зачем.
Но все равно, так было ей уютно, тепло и радостно в этом необычном доме.
Может быть, потому что это было что-то вроде экскурсии в чужую жизнь… Кто знает.
Не знала и Вера. И не задумывалась. Хорошо – и все!


Comments are closed.

Looking for something?

Use the form below to search the site:

Still not finding what you're looking for? Drop a comment on a post or contact us so we can take care of it!