Легенды о Жизни и Любви

“Петербургские новеллы” Глава 15

by on Jan.18, 2010, under "Петербургские новеллы"

afrstrast.jpg

И снова был зал аэропорта, и снова она ждала его…
Как всегда, как много раз ждала – дома, у телефона, у экрана компьютера, на всех углах и перекрестках – она ждала его и его одного узнавала во всех встречных…и разочарованно отводила взгляд – снова не Он…

Но сегодня он прилетал – пусть на несколько дней всего, пусть снова – безликий гостиничный номер и чужой город, с чужим языком…и все равно – все было так чудесно, так счастливо: Он…

Самолет приземлился, как было указано на табло. Потоком потянулись пассажиры, и она с радостным волнением вглядывалась в лица проходящих…
Нет, нет…через полчаса она начала тревожиться, не случилось ли чего…
Но, что могло быть, если он послал ей сообщение: «Приземлились благополучно, целую нежно…»

Через полтора часа она уже нервно ходила по залу, туда и обратно, не зная, что лучше предпринять. Его телефон не отвечал, и и она старалась отoгнать самые страшные мысли, почему…

И наконец – звонок: « Солнышко, простите, я на таможне, задержали, документы неправильно оформлены. Не знаю, сколько это продлится, меня хотят отправить обратно сейчас же, но рейсов нет до утра. Я сказал, что Вы меня встречаете, и что я без переводчика не справлюсь. Кроме того, пожаловался на сердце…словом, я передам сейчас трубку таможеннику, он Вам все скажет».

Ольга ошеломленно промолвила: «Конечно», и тут же в трубке послышалась английская речь: « Мадам, Вы ожидаете Вашего друга в зале встречающих? Вы можете перевести ему необходимые бумаги, Вы владеете английским? Он сказал, Вы – его переводчик? Сейчас уже поздно, и наш штатный переводчик сможет приехать только к утру.»
«Да, конечно» , – воскликнула Ольга, – «Да, разумеется, я могу помочь, у меня с собой удостоверение присяжного переводчика.»
«Очень хорошо, тогда пройдите в зал таможенного контроля, у двери Вас встретит полицейский и проводит.»
Ольга поспешила к указанной двери, где ее уже ждал молодой парень в униформе.
Запыхавшись, она сбивчиво проговорила: «Мне сказали, я могу подойти сюда…Я переводчик, мой друг там…».
«Да, да, я знаю, пожалуйста, пройдите в зал контроля», – приветливо улыбнулся полицейский, пропуская ее в приоткрытую дверь с надписью «Служебный вход».

Она вошла в пустынный, полутемный сейчaс зал, невольно оглянувшись на своего провожатого, а где же…
Сергей сидел у стены на стульях, лицо его было совершенно измученным и бледным…
Она, себя не помня, кинулась к нему.
Сергей поднялся к ней навстречу… «Солнышко, простите, такой я уж ..несуразный, даже прилететь к Вам по-человечески не смог…»…и замолчал, увидев ее глаза, в которых стояли слезы….
Ольга даже не смогла поднять рук, чтоб обнять его – такая навалилась слабость: только сейчас она осознала, в каком напряжении находилась последние несколько часов, переходя от надежды увидеть его…к отчаянию, что его не пустят и они снова должны будут ждать…Сколько – Бог весть…
В сумасшедшем и нежном порыве она прижалась к его лбу виском … и почувствовала, как щека стала влажной…
«Душа моя…», – шептала она, словно в забытьи…, – «Душа моя…я здесь, с Вами, мы свиделись…И теперь уже все нестрашно – потому что, рядом…»

Наверное, они так долго стояли, потому что полицейский застенчиво кашлянул рядом, напомнив о себе.
Она поцеловала Сергея и обернулась. « Это Ваш друг, Вы подтверждате?»
«Да, конечно, пойдемте, покажите, что надо перевести, и вообще, в чем причина, почему он задержан здесь?», – заговорила Ольга все еще севшим, низким голосом.

У стойки, где сидели два таможенника и полицейский, ей рассказали, что у него почти истек срок действия паспорта, а с таким документом путешествовать нельзя, не позволяется въезд в страну. И составлен по этому поводу протокол, а утром господин должен улететь обратно. И они – полицейские, очень извиняются, потому что это недоразумение не могло случиться, если б работники аэропорта вылета и сотрудники компании, которой он летел, обратили внимание на это обстоятельство.
Потому господина обратно отправит эта компания бесплатно, с извинениями за неудобство. Хотя господин и сам должен был заметить, что ему пора поменять документ. Так что здесь и его вина.

«Но составленный протокол и это недоразумение не будет ли иметь каких-то последствий для его дальнейших перемещений по миру?» – спросила Ольга нетерпеливо.
«Нет, все в порядке, мы видим, что произошло недоразумение, и Ваш друг неумышленно нарушил правила», – сказал таможенник. – « Но вот до утра ему придется посидеть у нас в зале ожидания, там есть комфортабельные кресла, чтоб отдохнуть, открыт ресторан. Утром же его отправят обратно, надо будет только подойти к стойке авиакомпании».
«Так, спасибо, но мой друг имеет серьезные проблемы с сердцем, я очень беспокоюсь, как он проведет такую тяжелую ночь здесь, один, к тому же, не умея объясниться на чужом языке. Да, и как он объяснится с сотрудниками авиакомпании? Ваш переводчик не приедет раньше 8-9, так? А вылет планируется ранее? Возможно, я могу остаться с ним?» – взволнованно спросила Ольга.
« Хорошо, мы сейчас позвоним руководству, возможно, будет сделано исключение, и Вам позволят побыть с ним до утра и помочь ему оформить обратный билет. Ваши документы, пожалуйста», – полицейский был вежлив и терпелив.
Ольга отдала ему свои документы и они с Сергеем присели в углу огромного зала.

Наконец он мог взять ее руки в свои…
«Солнышко мое…как я рад! Даже сейчас…Главное – Вы рядом, со мной…», – сказал Сергей и глаза его сияли нежностью и лаской.
« Но Вы поняли? Это недоразумение просто, и может быть, мне позволят побыть с Вами до утра…»
« Да, да…я понял. Я же знал, что там уже почти просрочена дата, просто не было времени идти за другим документом, а иначе я бы не успел прилететь к Вам, Солнышко…Ну и решил – рискну! А вдруг…! И видите – получилось. Правда, не совсем так, как хотелось», – засмеялся Сергей.
« Мой милый, мой сумасшедший, отчаянный мальчишка….», – улыбнулась сквозь слезы Ольга, – « Ведь только Вы могли решиться на такую авантюру. И все равно, я так счастлива: ведь думала, что уже не смогу Вас увидеть!»

Полицейский окликнул ее: мадам разрешили – в виде особого исключения – остаться до утра в зале ожидания с ее другом, помочь ему получить билет и сесть в самолет, улетающий рано утром. После чего она должна будет подойти в полицейский пункт, где ее проводят к выходу. « Из зоны таможенного контроля Вас просто так не выпустят», – уже совсем по-свойски улыбался полицейский.

Ночь была…сумасшедшей. Нереальной. Невозможной.
В зале отлета никого не было, кроме семьи каких-то японцев, с маленьким ребенком, которые ходили туда и обратно, непонятно, почему. Несколько служащих в униформе пили кофе в маленьком кафе у стойки, смеясь и комментируя последние новости по работавшему тут же телевизору. Все остальное пространство огромного зала было совершенно пустым. Темнели закрытые стеклянные коробки магазинчиков. Многочисленные кафе погасили огни и высокие табуреты у стоек выглядели какими-то странными, словно восточные божки, которых просто не успели доделать.
Ольга и Сергей ходили по всем огромным залам, за стеклами виднелись притихшие самолеты, на стоянке никого не было. Даже радио не работало, не слышалось привычных объявлений.
Спящий аэропорт…
Фантастическое, странное зрелище…

Они прошли до самого последнего зала посадки, где было уже совсем темно, и только горшки со свисающими растениями вдоль прохода оживляли немного мрачность голых и пустынных переходов, с замершими лентами эскалаторов.
Время то времени Ольга прислонялась к его плечу виском, вдыхала запах его одежды, дымок сигареты…И была счастлива…
Здесь, у застывших лент контроля, он притянул ее к себе – неожиданно и резко. Прижал так, что она услышала стук его сердца… «Солнышко…Как же я соскучился о Вас…», – горячо, нежно прошептал он… Они целовались до тех пор, пока не закружилась голова…И Ольга, чувствуя его растущее напряжение, страсть, отрезвляла его тихим смехом, отстраняясь, дразнила, что он совсем оцарапал ей щеки жесткой бородой: у нее и впрямь, была тонкая и нежная кожа…Он сердился – и смеялся вместе с ней….

Не нужно было ничего объяснять в эту – на самом деле – сумасшедшую ночь.
Волшебную.
Когда получилось даже невозможное – суровые стражи порядка позволили им побыть вместе целую долгую – короткую ночь!
А утром – да, он улетел, и уже знакомые парни на таможне сочувственно смотрели на ее осунувшееся, заплаканное лицо…

Но это утром…А пока все еще длилась эта ночь, и казалось, ей конца не будет…
И не хотелось, чтоб она заканчивалась…
Пьяные и шалые, они бегали друг за другом вокруг развесистых пальм, странных скульптур, которых много было в этом аэропорту – сидящий на полу человек, сделанный из металла, семья пятнистых, огромных – под потолок – жирафов: папа, мама и жирафенок – всего-то метров в 5 ростом. Почему-то к лестнице надо было проходить между их ногами, и каждый раз Ольга с Сергеем принимались смеяться, что «путь к самолетам лежит под брюхом жирафов».

Они что-то ели в открытом кафе, и служашие улыбались им, как своим.
Видимо, их история уже была известна, потому что проходяшие мимо полицейские всякий раз улыбались и махали рукой.
И Ольга приподнималась с низкого диванчика и махала им в ответ, а Сергей смеялся, что вот – даже полицейских ей удалось очаровать…
Как же он был близок…так, что сердце щемило! Только он умел так открыто смеяться, запрокидывая голову, так что невозможно было удержаться и не рассмеяться вместе с ним…Ее руки лежали в его твердых ладонях, и это тоже была – близость…
И эта ночь была, как подарок…

И все же – утро наступило неожиданно…
Начали объявлять прибытие самолетов, пришли пассажиры, которые летели ранними рейсами, стали открываться кафе и ресторанчики, спеша накормить первых клиентов. Открылись витрины магазинчиков, появились девушки в униформе за стойками авиакомпаний…
Пора было прощаться….

Она проводила его почти до самого трапа самолета – ей позволил толстый таможенник, которому она сказала, что нет, она не летит, а вот провожает друга, с которым случилась такая вот неприятность. Среди толпы пассажиров, торопящихся на посадку, Сергей обнял ее, положив ладонь ей на затылок, запутался пальцами в мягких завитках светлых волос…и прижался к ней губами так крепко, словно последний глоток любви хотел испить из ее губ…навсегда…..!
Уходя, он прижал ладонь к разделившему их стеклу…Она положила свою руку – и словно еще смогла почувствовать его тепло…
Ей показалось…или на самом деле в глазах его блеснули слезы?
Но он быстро отвернулся и ушел…не оглядываясь…

Вот и все…
Она постояла несколько минут, глядя вслед ушедшим пассажирам, пока давешний таможенник не спросил ее, устала ли она за ночь. Ольга что-то ответила с привычной улыбкой. Которая, видимо, не получилась, потому что он посмотрел на нее сочувственно, и сказал, что ей надо выспаться.
Все было добры с ней, и тот полицейский, что проводил ее к выходу и пожелал доброго дня…

Ольга вернулась в отель, упала на кровать в комнате, которая ждала их двоих…
Не было сил даже на слезы…
Сергей улетел, через два дня его ждала очередная операция… Вот почему он так отчаянно рванулся к ней сейчас, забыв про просроченные документы…
Как всегда – он думал о Ней….

И снова – был дом, компьютер, телефон – и долгожданное известие о нем: выдержал!
Он снова – все выдержал…
И передал ей то, что говорил всегда: « Солнышко, я все выдержу, ради Нас! А остальное Вы знаете…»

Бессонные ночи, тревоги, постоянный страх за него – вот чем обернулась эта любовь для нее…
И все же – Ольга не жалела ни об одной минуте. Ни о чем.
Все рядом с ним было Счастьем. Огромным, необыкновенным.
К которому невозможно привыкнуть.
И она сама была другой рядом с ним – лучше, смелее. Рядом с ним было так просторно, так светло жить, все было только чистым и светлым. И не могло быть теней в их настоящем и придуманном мире.
Который Сергей нарисовал для них двоих.


Comments are closed.

Looking for something?

Use the form below to search the site:

Still not finding what you're looking for? Drop a comment on a post or contact us so we can take care of it!