Легенды о Жизни и Любви

“Петербургские новеллы” Глава 14

by on Jan.18, 2010, under "Петербургские новеллы"

pain1.jpg

…Вот и побывал я там. В том самом коридоре, где виден, как
рассказывают, свет в конце тоннеля.

Неправда все это. Нет там света. Там темно и холодно. Коридор,
правда, есть, но конца ему не видно.
А ты как-будто видишь себя со стороны. Ты чувствуешь, как
отделяешься от своей многогрешной телесной оболочки, и летишь
куда-то, в неизвестность, во мрак. Говорят, что это бывает от
недостатка кислорода. Может быть.

А может быть это там, оно существует?
И мы просто не знаем об этом?
Не знаю, не знаю…
Было, как во сне. Сначала участился пульс, потом
похолодели руки и ноги, а потом стало темно.
Как будто, на мгновение.
Но за это мгновение пролетела передо мною почти вся моя жизнь,
словно кинопленка, пущенная на максимальную скорость.
Но с поразительной ясностью. Как на телевизоре. Высокой четкости.
А потом все прошло.
И я снова оказался здесь. И, словно не было ничего этого – ни коридора, ни кинопленки, ни оглушающего и всепоглощающего страха.

Я посмотрел в окно. Шел дождик. Противный, мелкий и холодный.
Но я рад был этому дождику. И этой мерзкой погоде за окном. И всему-всему.
Потому, что здесь, на этой земле, намного лучше, чем там.
Где ее нет. И упаси Господь кого-нибудь отправляться туда раньше положенного
срока.
Нельзя. Не надо.
Здесь, при всей, кажущейся порою преотвратительности процесса жизни, лучше.
Здесь не страшно. Страшно там, в неведомой нам реальности (или нереальности, и все это выдумки медиков?).

Живите, люди! Радуйтесь жизни. Радуйтесь каждому прожитому дню и
часу, каким бы бесполезным и безнадежным он не казался.
Я знаю, что говорю. Я был там. Мгновение. Но его было достаточно,
чтобы понять, как же хорошо быть живым…

Перечитываю ваши письма. Я не Станиславский. И даже не Немирович, тем более
Данченко. Я Верю. Верю каждому вашему слову. Потому, что это – Вы.
Я буду теперь послушный и кроткий, как ягненок с Арагонских пастбищ. Ибо мне
надобно теперь себя блюсти. Для Вас.

Чувствую себя я ну совсем безобразно. Помимо головы, замучила аритмия.
Она, собственно, и не прошла окончательно – теперь это навсегда.
Ем таблетки, хотя больше хочется добрый глоток коньяку (кстати, при резких падениях давления помогает, а оно у меня скачет, как конь на родео…).
Равно как и душевное состояние оставляет желать лучшего.
Радуют ваши письма. Читаю их, и словно разговариваю с вами, вот так запросто, словно сидим мы не за сотни километров, а на скамеечке в парке, где падают листья и светит закатное солнце.
Как тогда, помните? В ночном Летнем Саду…
А на деревьях птицы, сидят и слушают. Вместе с нами. Слушают тишину.
Вы знаете – я люблю слушать тишину.
В ней, в тишине, можно услышать все, что хочешь, особенно, если это настояшая тишина. Наполненная неведомыми звуками, шорохами, плеском волн…
Ох, как же хочется этого плеска волн! Да вот незадача – мне далеко от дома нельзя.
А море – оно далеко от дома, хотя дойти до него можно и пешком.
Выходы на улицу для меня проблема. Ибо от хождения у меня кружится голова и скачет давление. И одышка… Я уже писал вам, что я – настоящая развалина.
Так вот, я еше большая развалина, чем я думал. Я даже не могу один выйти и поиграть с собачкой, что очень мне нравится.
Посему веду я сидяче-лежачий образ жизни. Сижу, когда работаю и лежу, когда не работаю.
—————————————-

…Дорогой мой друг!
Я очень волнуюсь за вас, и только молю Бога, чтоб вам стало хоть немного полегче…
И всегда помните о том, что у вас есть я…
На все. И вы знаете это.
Я буду с вами рядом, только позовите.
На час, на минуту. На год.
Я БУДУ с вами, когда скажете.
И знайте: я не дам вам уйти, не отдам никакой болезни.
Не отпущу.
Обещаю…
Да спасет вас Любовь моя!
—————————————-

…Аууу!
Мне сложно так вот кричать через пространство.
Но я прокричу, хоть мне и нельзя:

Я ЛЮБЛЮ ВАС!!!!!
—————————————-

…Мой любимый…
Всей душой за день разных, и неприятных подчас, и унизительных,
случается, впечатлений жизни, всей моей душой я припадаю к вам…к
чистоте Вашего сердца и души. К Вашей силе, к Вашей нежности.
И легче становится жить и проходить через все трудности ежедневной жизни.
Душа моя…как же я благодарна Вам за то, что Вы – есть в моей жизни.
И я знаю, Знаю! теперь, что и как должно быть и что верно и правильно.
Единственно верно – любить Вас.

Ну…не спрашивайте меня, почему я Знаю это.
Просто я знаю.

Потому что от одной мысли о Вас становится легко и тепло на душе и на сердце.
И я уже не боюсь жизни.
Потому что есть – Вы.
Ну не могу я себе вас представить жалующимся на мелкие пакости жизни,
не могу представить, что вы однажды не будете бороться за себя и
близких, что устанете и впадете в депрессию.
Это были бы уже не Вы.
Вы – это вот тот сумасшедший мальчишка, взбирающийся в гору на
мотоцикле.
Это Вы.
Это тот человек, который очнулся в середине операции и запустил себе
сердце, к шоку врачей. Вы – тот отчаянный человек, о котором мне
говорил Друг.
Это все Вы…

Слава Богу, Вы никогда не изменитесь…
Слава Богу, что Вы – Такой!
И какое же счастье, что я Вас знаю…и Люблю.
Душа моя…прекрасный мой, Сергей….
Моя гордость и счастье…Моя бесконечная радость.
Моя мечта…
Быть рядом с Вами, даже вот так…издали, – это счастье великое.
И я становлюсь другой с вами рядом.
Вы здесь, со мной всегда. Любимый мой, мой хороший человек.
Я так хочу сейчас прижаться к рукам Вашим, лицом, губами…ощутить их
тепло, нежное прикосновение ваших пальцев…Поцеловать ваши ресницы…
Заглянуть в глаза – с любовью и нежностью…
Конечной, отдающей себя навсегда, нежностью последней и такой глубокой любви…
Сергей….моя сумасшедшая Любовь!
Берегите себя, единственный мой, прекрасный мой!
Да хранит вас Любовь моя, где бы вы ни были!
—————————————————

…Здравствуйте!
Все прочел. Держитесь. Надо терпеть.
Я ведь не пишу вам и десятой части того, что происходит у меня, и хорошего в этом, поверьте, мало. Болезнь – она не самое страшное.
Да и не буду вам писать про все это.
Жизнь – она не для того, чтоб вдаваться в эти дурацкие подробности, которых у меня выше крыши, особенно сейчас, после болезни…
Светите, Солнышко!
И я буду радоваться этому свету.
И вообше – марш к зеркалу и улыбнуться самой себе. Ну и мне, если можно.

Будем. Будем драться. Будем жить и радоваться этой самой жизни.
Кстати, душа моя – у меня, кроме вашего фото, ничего нету. Я представляю вас в гневе и хочу нарисовать … ФУРИЮ! Или я не прав? Или вас в хорошем настроении и хочу нарисовать… РОЗУ. С розовыми лепестками. ИЛИ Я НЕПРАВ?
Вы скажите. Я нарисую.
Целую нежно
С.К.
Все остальное – лапша и веники. Раздолбаем.


Comments are closed.

Looking for something?

Use the form below to search the site:

Still not finding what you're looking for? Drop a comment on a post or contact us so we can take care of it!