Легенды о Жизни и Любви

“Петербургские новеллы” Глава 13

by on Jan.18, 2010, under "Петербургские новеллы"

tree-of-sadness2022007.jpg

Утром Сергея везли на операцию. Сестричка толкала перед собой кровать, колесики тихо шуршали по гладкому серому линолеуму, мимо картин – подарков местных художников больнице, развешанных на на гладких серых стенах.

Он повернул голову к окну – за стеклом, как в аквариуме, на фоне синего яркого южного неба медленно летела большая белая птица.
“Чайка?” – как сквозь туман, подумал он.
Потом словно что-то вспыхнуло в мозгу: “Откуда тут чайка?!”
Он приподнялся на локте.
Сестричка остановилась:” Вы в порядке?”- озабоченно спросила она. – Что-то не так?”

Нет так было все.
Сама вот эта птица, появившаяся в ранний утренний час…именно сейчас вот.
Вчерашнее письмо, которое передали друзья. О птице.
И снова огнем обожгли слова из ее письма: “Да спасет Вас Любовь моя!”…

Понимая, что это уже бред, чепуха, мистика…он сказал птице за окном, небу, Ей: “Я выдержу! Обещаю! И вернусь…”

Операция длилась 9 часов.
Измученные врачи качали головами: снова – остановка сердца!
Вдруг пациент открыл глаза, рот его искривился…какие-то слова вырвались…хриплые, непонятные…И он, подняв обмотанную проводами руку, крепко стукнул себя в грудную клетку! У всех, кто был в этот момент рядом, замерло дыхание. Такого еще никогда никто не видел…
А он сказал, тиxо, но отчетливо: “Все будет Ок!”
Глаза пациента закрылись…
А приборы показывали: сердце работает нормально!
Ошеломленные врачи закончили операцию.
Пациента отвезли в реанимацию. Он спал, сердце работало ровно.

Уже через несколько дней к неoбычному пациенту зашел профессор.
Сам бунтарь, любитель неожиданных ситуаций и романтических совпадений, он заинтересовался иностранцем, который так хотел жить, что запустил себе сердце во время операции.
История звучала неправдоподобно.

Когда профессор со своей свитой вошел в небольшую палату, мужчина лежал с открытыми глазами, навзничь. Синеватая бледность покрывал его загорелые щеки.
“Как вы себя чувствуете?” – спросил профессор.
Пациент шевельнул пересохшими губами, но не смог издать ни звука.
Тогда он медленно поднял руку и показал всем известный международный жест с поднятым средним пальцем.
Профессор поднял брови: “Это вы мне показываете?”
Сестра смочила губы лежащего мужчины.
И тот неожиданно сказал:” A Tonga Da Mironga Do Kabulete!”

Профессор хохотал так, что из коридора стали заглядывать люди.

Вы знаете португальский?
– Немного. Но показал я это не вам, а смерти. И на этот раз – я ее победил. В который уже раз.
– Я бы хотел описать ваш случай в журнале. Это совершенно уникальная операция, и ваше поведение во время операции тоже выходит за рамки обычного. Вы позволите назвать ваше имя и фамилию там?
– Нет, профессор. Лучше не нужно этого делать. Мне популярность пока не нужна.

Но популярность, во всяком случае, в пpеделах больницы, он завоевал.
Уже через неделю он рисовал неизвестно откуда добытым карандашом портреты медсестер. Те смеялись, цокали языком, и баловали его, кaк могли.
Когда через пару недель Сергей попросил теннисный мячик, его тотчас доставили.
И он постоянно перекидывал мячик из одной кисти в другую, сжимал-разжимал кисти, разрабатывал непослушную руку.
Потом начал подниматься, медленно, худое тело не слушалось, ноги подгибались.
Но он упрямо вставал каждый день и делал несколько шагов…дальше – больше.

Однажды он смог добраться до кухни и тихонько унес с собой пластиковый бидончик, немного напоминавший те, с которыми в прошлой, казавшейся уже сном жизни, он мальчишкой бегал по жарким улицам южного городка за квасом. В палате он наполнил бидончик водой, озабоченно прикинул: литра на 3 потянет. Подойдет. И спрятал под изголовьем кровати.
Теперь утром, днем, вечером он поднимал его, используя вместо гири. Превозмогая боль, слабость. Проклятая рука никак не хотела повиноваться…И все же он с маниакальным упорством продолжал.
Пот градом катился по его лицу и стоило большого труда убедить сестричку, неожиданно заглянувшую в палату, не говорить ни слова врачам. И не отбирать игрушку.
День за днем он истязал себя упражнениями, им самим придуманными, и несмотря на слабость, чувствовал, что тело начинает ему повиноваться.

И – мысленно писал письма. Много писем. Сколько в жизни не писал ни одной женщине.
И вообще – никому. А сейчас ему так хотелось все рассказать ей. Каждую мысль.

”Душа моя!
Ну вот я и выбрался снова оттуда. И Вы мне помогли.
Это Вы послали ту белую птицу к окну, когда я уже думал, что вот это небо, и стены – последнее, возможно, что я вижу в жизни?
Это Вы меня разбудили в операционной, и я вспомнил, как учили в Афгане, и заставил сердце снова забиться. Это Вы, как и обещали, сидели рядом со мной после операции…прогоняя серые тени тоски из темных углов, прогоняя кошмары, принося солнце…
Солнышко… Кaк чудесно, когда у тебя есть собственное Сoлнышко! И оно никогда не зайдет…И Вы – никогда не уйдете…

Я пишу и пишу Вам письма, мысленно…и не могу остановиться!
И не хочу!
Я знаю, что когда вернусь, меня снова будет ждать переполненный ящик с Вашими письмами. Я Знаю.
Я ведь все знаю, я же говорил Вам, что я немного колдун…
А сейчас надо работать, разрабатывать руку. Не слушается, проклятущая.
А мне надо писать. Работать.
Так много хочется сказать, так много Есть что сказать людям, себе, Вам…
Солнышко…Спасибо. Спасибо, что Вы есть!”

И назавтра ему передали письмо. Не письмо – сказку.

«Вот», – сказал друг, – «Тебе просили передать. Сказали, что остальное ты знаешь».
Он развернул листок, отпечатанный на принтере – “Сказка о Трубадуре и Солнышке”.
Пробежав листок глазами, он широко улыбнулся. Он понял!
В каждой строчке было: “Не отпущу! Люблю! Жду!”

Схватив карандаш, левой рукой он сделал набросок: Трубадур стоит под Деревом, на котором сидит птица в гнезде, а над ним, через разорванную лучами паутину, сияет Солнышко!

pictrovatoire.jpg

– Передай пожалуйста. Это иллюстрация к сказке.
– Как передать? Кому?
– Ей передай, отсканируй и пошли. И скажи…скажи, что она все знает.
И у меня в окне целый день солнышко. Так и передай, не перепутай, ладно?

« Хорошо»,- недоуменно отозвался друг. По-португальски это все звучало странно, но кто их знает, русских, может, у них так принято.


Comments are closed.

Looking for something?

Use the form below to search the site:

Still not finding what you're looking for? Drop a comment on a post or contact us so we can take care of it!