Легенды о Жизни и Любви

“Петербургские новеллы” Глава 2

by on Jan.16, 2010, under "Петербургские новеллы"

urban.jpg

Глава 2

Ничего не изменилось с той ночи. Словно не был он рядом…Так близко, что глаза его смотрели ей в душу…
Сергей избегал ее с тех пор. Ни звонка, ни встреч.
Заказ был выполнен и доставлен курьером. Саша тоже никогда более не упоминал о нем, а на вопрос, куда же исчез его друг, пробормотал что-то невразумительное.
Ольга почуствовала себя оскорбленной: разве она хоть одним словом намекнула на какие-то – любые! – обязательства?! И постаралась выбросить все из головы.

Работа, навалившаяся вдруг, помогала очень: работать приходилось часов по 20 в день. И она едва доносила голову до подушки, засыпая, кажется, еще сидя на постели…
Только иногда занозой царапало что-то в сердце, когда смотрела она на набережную, словно ждала, что высокая, чуть сутулая его фигура снова появится там…

Однажды старый друг Саша пришел в контору позже обычного, и на ее вопросительный взгляд сказал: « Серегу проводили сегодня. Улетел на ПМЖ.»
Она даже не спросила, куда, как…Сердце сжало болью, которой она не ожидала…
Вот и все…

А потом снова навалились хлопоты: вопреки обещаниям, старый друг не стал помощником в только что открытой фирме, и Ольга тащила весь груз проблем сама.
Никто не мог скзать, с чего начинать, как работать, что делать. Купленные на лотках книги «Как я сделал свой первый миллион» и прочее знаний не добавляли. Господи, какие чудеса можно было найти в те странные времена на книжных развалах! От действительно редких и интересных книг, напечатанных на очень скверной – из экономии – бумаге до самых пошлых анекдотов и сборников « Русский мат», с кучей орфографических ошибок в ней, но зато прекрасно изданных.
Ольге было совсем не до литературных изысков, хотя она частенько вздыхала, глядя на скопившиеся горы журналов, которые она по-привычке выписывала. Но читать их не было времени. По ночам она читала книжки по экономике, вечерами ходила на курсы для предпринимателей, изучала новые законы, спорила до хрипоты с бухгалтером, с рабочими, с чиновниками. А нужно было еще и добывать разрешения на установку крана на стройплощадке, аренду техники, и договариваться с рабочими, с проектировщиками и сметчиками, присматривать за вновь принятым молодым парнем – коммерческим директором компании, который курировал торговлю в маленьком магазинчике, принадлежащем им. И еще многое и многое другое…

Однажды коммерческий директор Дима привел к ней здоровенного парня в красном, по тогдашней моде, пиджаке. « Вот, знакомьтесь, Петя. Это наш защитник», – представил он. Ольга удивленно посмотрела на него: « Какой защитник, от чего?!»
– “Не от чего, а от кого….Словом, это я потом расскажу.”
Краснопиджачный Петя пробасил: « Ну вы даете, от кого..! Чтоб, значит, стекла в магазинчике не побили, чтоб не грабанули, ну и так, спокойнее чтоб было».« Кто…не побил?!» – ошеломленно спросила Ольга. «Зачем, за что?!»
«Ну вы уж совсем…не того, не соображаете!» – гоготал Петя. – « Ну пьяница какой ночью, или там конкуренты, мало ли…»

Это был ее первый опыт общения с тем, что позже стали звать «крышей»…Они даже договор с этим Петей подписали, на оказание каких-то мифических услуг, иначе деньги через бухгалтерию не провести…Странные были времена…Смешные, наверное, глядя из нынешней дали, спустя 20 лет…

Но работать приходилось очень много. И всюду требовалось ее слово, решение, ее присутствие. Как-то незаметно она привыкла к тому, что люди ее ждут, что дело без нее не сдвинется, и что она нужна и важна здесь.
Вот это, пожалуй, главное, что поддерживало ее, кроме того, что просто все было ново и интересно, даже биржа, на которой ей тоже пришлось побывать, и не без успеха. При всем этом все деньги уходили на строительство, оплату стройматериалов и зарплату рабочим, и мало что возможно было выкроить…
А компаньон хотел получать что-то и сейчас. Но остановить это, с каждым днем все сильнее раскручивающееся, колесо было уже невозможно: за ней были люди – рабочие, служащие и она отвечала за все.

Ольга уже не замечала, что мало-помалу исчезли все ее друзья, остались лишь знакомые по бизнесу, предприниматели, такие же, как она, вечно спорящие и говорящие о делах, о деньгах и налогах, которые надо обойти.
Иные из знакомых были интересны – прожектеры и мечтатели, другие – откровенно скучны со своими куцыми мечтами о том, что «вот накоплю первый миллион и куплю себе такой белый лимузин». « Зачем тебе лимузин?» – смеясь, спрашивала Ольга. – « Он же ни в один поворот не втиснется на твоей улице!»
« Ну…не понимаешь, мечта у меня такая! Чтоб вот шикарная машина – и непременно белая…» – обиженно гудел знакомый.
Она видела первые возводящиеся особняки – чаще всего, это были краснокирпичные коробки в 2-3 этажа, с неожиданными добавками сбоку или сверху в виде странно сидящих башенок или мезонинчиков. А хозяин стоял рядом и с гордостью описывал, какой зимний сад с баром он сделает в этом уродце, и какие там будут сауны…

Архитектор Саша, приходя в контору, чуть не плакал: « Ты знаешь, КАКОЙ там был проект?! Нет, ты только посмотри!»
И он подсовывал ей под нос действительно чудесный проект легкого, словно невесомого здания из дерева и кирпича, прекрасного в своем художественном лаконизме.
«Так этот орангутанг сказал, что это все слишком дешево смотрится, и что все его друзья засмеют, если не будет там вот такого, что ты сейчас видела! А его жена захотела, чтоб было поменьше стекла, а то дуть будет. Отопление, опять же…Ты видела, что они сделали?!» – искренне горевал он.«Нет, к черту, зовут по контракту поработать в Финляндию, Швецию – брошу все, и уеду, надоело!» – меряя своими длинными ногами комнату, бушевал он. И на другой день все опять шло своим чередом: платил «этот орангутанг» вполне прилично…

Ольга привыкла к своей работе, к постоянным звонкам домой, иногда допоздна, к собраниям предпринимателей, где, поначалу, она была единственной женщиной, да еще такой молодой и привлекательной. И именно это очень мешало ей: мало кто желал принимать всерьез эту дамочку в узкой юбке и туфельках на высокой «шпильке».
Вот только во время переговоров партнеры по бизнесу замечали, что не коммерческий директор-мужчина, к которому они обращались сперва, как к главному лицу. А именно эта «дамочка» вцепляется в неточности и недочеты мертвой хваткой, и именно с ней было труднее всего попытаться обойти какие-то пункты договора. Это приносило ей какое-то удовольствие – Ольга словно самоутверждалась всякий раз…

Иногда только чувство мучительного сожаления о прежней жизни заставляло ее вяло удивляться: а зачем мне все это надо? Но потом эти мелкие уколы стирались налетевшим потоком дел и забот.
Так прошло 4 года…


Comments are closed.

Looking for something?

Use the form below to search the site:

Still not finding what you're looking for? Drop a comment on a post or contact us so we can take care of it!